Маленькие труженики большой войны |

Недавно в моей жизни произошло значимое событие – мне вручили медаль «Дети войны». Смотрел я на нее, и нахлынули воспоминания о моем далеком детстве, выпавшем на военные и послевоенные годы

Маленькие труженики большой войны
Я был слишком мал, когда началась Великая Отечественная война, но кое-что мне запомнилось. Мне шел пятый год. Мама водила меня в детский сад. Я держался за мамину юбку и со слезами просил ни конфетку и ни пряник: «Мама, дай мне корочку хлеба, я есть хочу».
Помню, как во время войны моя старшая сестра Зоя в 14 лет уже работала табельщицей на местной швейной фабрике, а потом и швеей. Мой старший брат Борис с 13 лет работал на местной Дедюхинской спичечной фабрике рабочим.
А я начал работать наравне со взрослыми, поднимая домашнее хозяйство в послевоенную пору.
Сенокос в селе – горячая пора заготовки корма домашним животным на долгую зиму. Отец сделал мне литовку по моему росту. По утренней росе мы с отцом выходили в поле, он показывал мне, как косить литовкой. Сначала у меня не получалось, литовка часто втыкалась в землю, но отец снова и снова учил, как правильно держать инструмент, под каким углом, как делать взмах плавнее.
И вот у меня при косьбе скошенная трава ложится ровно, как у взрослых. Я чувствую себя взрослым, что наравне с другими заготовляю корм для нашей кормилицы – коровы Машки.
Труд детей войны был типичен для всей нашей необъятной Родины в военные годы. На колхозных полях, на заводах и фабриках взрослых, ушедших защищать Родину, заменили их дети. В нашем селе Дедюхино тому было много примеров. Почти в каждой семье были дети-труженики, которые вложили свой посильный труд, приближая час Победы над фашистской Германией.
Памятную медаль мне вручили как и другим «детям войны», некоторым из которых сегодня за 70, а некоторым, как и мне, за 80 лет. Хочется назвать их поименно: Шварева Н., бывший начальник цеха № 24 «Беретон», ее сотрудницы – Юдина Л., Черных Н., Курганова З., Поповцева Л.  С этими девушками (я и сейчас их так называю) я проработал в цехе № 24 на химзаводе более десяти лет. Для меня они по-прежнему остаются такими же молодыми, как и сорок лет назад.
Также вместе со мной медаль «Дети войны» получали Рудольф и Людмила Гороховы. Людмила Константиновна имеет звание «Заслуженный работник просвещения». Ей 77 лет, живет в Усолье, ведет большое домашнее хозяйство.
Всем нам дорога полученная памятная медаль «Дети войны». Она напоминает о далеком детстве, о тяжелых испытаниях и о том, насколько мы были с малых лет трудолюбивыми и ответственными, умеющими думать не только о себе, но и об общем деле.

«Поп» дядя Павел

Мне 10 лет. 1947 год. 2 августа – праздник Ильин день. Жители п. Дедюхино к этому празднику готовились тщательно. Раннее утро. Отец мой собирается в храм божий, который находится посреди дедюхинского кладбища. В дверь нашего дома стучат, и входит человек выше среднего роста, с длинными волосами и с клюкой в руках. При ходьбе он хромает, и слышен деревянный скрип. Это скрипит протез, который заменяет ему одну ногу. Он крестится на божий образ, здоровается. Этого человека, как и моего отца, зовут Павел, он участник Великой Отечественной войны. На груди орден Красного Знамени. Два Павла отправляются в храм божий на утреннюю молитву. Такой была наша первая встреча с Павлом Митрофановичем Орешниковым.
Позднее я узнал, сам Орешников, его отец, брат Михаил и младшая сестра Наталья живут в бараке, который находится в самом конце нашей улицы. Он построен для ссыльных немцев и репрессированных граждан СССР. Семья Орешниковых была репрессирована. Братья Павел и Михаил стали в поселке заметными фигурами – они хорошо рисовали. Павел даже мог реставрировать иконы.
Через какое-то время наши пути с Орешниковыми надолго разошлись. А в начале 1972 года мне завод выделил квартиру на улице Потемина. Я рад был узнать, что в этом же доме получили квартиру Павел Орешников и его сестра Наталья. Павел Митрофанович постарел, отрастил бороду, он по-прежнему опирался на палку, помогающую ему при ходьбе. Он помнил меня еще маленьким мальчишкой, но теперь мы с ним вели взрослые разговоры, нередко под горячительные напитки. Главной темой был наш поселок  Дедюхино, который для них (Орешниковых) стал второй малой родиной. Мы всегда вспоминали о нем с теплотой.
Я узнал, что брат Михаил и отец Павла ушли в мир иной, так что они с сестрой остались совсем одни.
Павел Митрофанович нередко на несколько дней отбывал в паломнические поездки, посещая храмы Орла, Пыскора, Романово, Соликамска. Там он усердно молился, да и дома у него в комнате было много икон и церковной утвари.
К сожалению, городская среда не лучшим образом повлияла на Павла Митрофановича, к нему – безотказному человеку – потянулись  выпивохи со всего района с предложением «залить за воротник». За глаза Павла Митрофановича называли Поп. «Где выпьем?» – «Пойдем к Попу». Его дом был открыт для всех. Выпивки были частыми,  Павел Митрофанович пристрастился еще и к табаку. Выходит, смолоду не курил, а под старость стал курящим. Из-за частых возлияний он стал небрежно одеваться. Идет, бывало, на здоровой ноге– туфля, а на деревянной – какая-нибудь галоша. Но орден Красной Звезды всегда красовался на его пиджаке.
Как-то мы с ним отправились в пивной бар у Околицы. Павел выглядел очень неаккуратно, в таком виде не всех пускали, но охранник, увидев орден на пиджаке, сделал ему исключение как фронтовику и пропустил в зал, где мы сели на деревянную скамейку за большой деревянный стол. Заказали официанту пива и закуски. Павел достал из кармана головку чеснока и начал ее очищать. Я ему говорю, что нельзя это делать, а он мне: «Можно». Пьем пиво, закусываем. Павел жует чеснок. Появляется завзалом. Увидев посетителя в таком виде да еще и чеснок на столе, она начала возмущаться. Давай охранника распекать. Он ей говорит, мол, это фронтовик. А она в ответ: «Хоть герой СССР, они должны быть примером для молодежи. А у него на ногах разная обувь, на столе – чеснок, таким здесь не место». Героя выпроводили из пивбара.
…9 Мая, праздник фронтовиков. Я с соседом, участником Великой Отечественной войны Алексеем, отправился в пельменную, что была около нашего дома. Здесь, в буфете, продавали на розлив вино и отбивали чеки на пельмени, которые сам посетитель должен был получить в окне раздачи на кухне. Мы стояли в очереди и наблюдали за происходящим вокруг. Смотрим, за столом сидя спит наш Павел. А рядом две женщины, судя по наградам, фронтовички, взяли по стакану вина и смотрят, куда бы их поставить. Увидев спящего фронтовика, поставили на стол вино, а сами встали в очередь, чтобы получить пельмени. В это время Павел проснулся и видит, перед ним стоят два стакана вина, и никого рядом. Вот, думает, счастье привалило. Залпом осушил стаканы и снова спать. Женщины с дымящимися тарелками подходят к столу, где оставили вино, и обнаруживают пустые стаканы, а фронтовик спит, как ни в чем не бывало. Возмущенные фронтовички в знак протеста ставят на стол пельмени и уходят прочь. Мы с Алексеем сидим за соседним столом и продолжаем наблюдать занятную картину. Павел Митрофанович просыпается и видит, что перед ним теперь уже стоят две тарелки с пельменями, и опять никого нет. Вероятно, подумал, что есть добрые люди на свете, сначала выпивкой угощают, а потом еще и закуской.
Смотрит он на тарелки и что-то соображает. Затем одну тарелку с пельменями накрывает другой и тихонько хромает в сторону дома, унося с собой пельмени.
На другой день я встретил Павла и рассказал ему, как он нехорошо поступил с женщинами-фронтовичками. А он мне ответил, что и не помнит ничего.
Через несколько лет у Павла заболела здоровая нога. Сосудистое заболевание. К врачам он никогда не обращался, сам себя лечил. Делал какие-то примочки и компрессы. Болел несколько лет, не вставал, за ним ухаживала сестра Наталья. В результате – гангрена, и  мой земляк ушел в мир иной. А через несколько лет после продолжительной болезни, почти ослепнув, ушла из жизни  и Наталья Митрофановна. Так закончился род Павла Орешникова.
В каждом человеке есть свои недостатки, были они и у Павла. Но в памяти моей он остался добрым человеком, и я рад, что именно с ним мне пришлось рядом прожить много лет.
Владимир Третьяков

Возврат к списку

AlfaSystems massmedia K3FN2SA